Хорнер о гонщиках Red Bull и DRS-воздуховоде Mercedes

В минувший уик-энд Кристиан Хорнер принял участие в программе британского телеканала Sky Sports, посвященной Формуле 1, ответив на вопросы о Себастьяне Феттеле и Марке Уэббере, а также прокомментировал позицию Red Bull Racing в споре о легальности DRS-воздуховода Mercedes…

Вопрос: Начнем с Марка Уэббера. Ваши впечатления о его выступлении в двух первых гонках?
Кристиан Хорнер: Думаю, Марк весьма уверенно провел два первых Гран При. В межсезонье он хорошо отдохнул, очень продуктивно поработал на тестах, и, полагаю, победа в финальной гонке 2011-го года придала ему импульс, который был ему так необходим.

Его результаты в квалификациях были очень неплохими.

В Малайзии Марку немного не повезло во время пит-стопов: боксы нашей команды находятся у самого выезда с пит-лейн, и нам пришлось продержать его машину лишних пять секунд, из-за чего отставание от Фернандо Алонсо и Льюиса Хэмилтона заметно увеличилось. Но гонку он провел отлично: такое впечатление, что его уверенность в собственных силах по-прежнему на высоте.

Вопрос: Ему есть, за что бороться в этом сезоне, после всего, что случилось в прошлом году?
Кристиан Хорнер: Безусловно. В 2011-м Себастьян победил с большим преимуществом, и гонщику трудно с этим смириться, когда он располагает точно такой же машиной. Марк самозабвенно тренировался, готовясь к новому сезону, уверенно провел начало чемпионата и, думаю, теперь сможет закрепить первые успехи.

Вопрос: А что вы скажете о том, как начал сезон Себастьян Феттель?
Кристиан Хорнер: Думаю, он очень здорово выступил в Австралии. Обгон по внешнему радиусу, за счет которого он опередил Нико Росберга, был просто великолепным. Потом нам повезло с автомобилем безопасности, но в любом случае, в Австралии скорость Феттеля была очень неплохой. Подиум и 2-е место превзошли наши ожидания после сложной квалификации.

Однако в Малайзии удача от него отвернулась: он должен был показать неплохой результат, но, к сожалению, инцидент с участием одного из аутсайдеров закончился для Себастьяна потерей 12-ти очков, а команда потеряла десять. Но в субботу его не вполне устраивало поведение машины, и команда сейчас работает над несколькими новинками, которые, надеюсь, ему помогут. Но в воскресенье он был весьма конкурентоспособен.

Вопрос: Что происходило во время гонки? Сейчас много говорят и пишут о странных проблемах с радиообменом между Феттелем и командой, о том, что он ослушался приказов… Выдвигаются разные версии, а что же произошло в действительности?
Кристиан Хорнер: Начнем с того, что после рестарта радиосвязь с машиной была потеряна. Мы видели, как Себастьян пытается воспользоваться радио, но, к сожалению, оно не работало. Но мы продолжали попытки связаться с гонщиком, надеясь, что какие-то сообщения до него дойдут.

После столкновения с HRT Картикеяна события развивались следующим образом: разрушившаяся шина повредила воздуховод системы охлаждения тормозов заднего левого колеса, и температура тормозов и этой части машины начала стремительно расти.

Мы действительно были обеспокоены, что может произойти серьезная авария, в результате которой машину развернет, и она вылетит с трассы. Исходя из соображений безопасности, мы попросили его остановиться.

Себастьян неплохо справился с ситуацией, он понимал, что происходит, и чувствовал, как увеличился ход педали тормоза, – это мы узнали от него уже после гонки.

И, конечно, потом, когда с дистанции сошел Пастор Мальдонадо, а до финиша оставался один круг, мы подумали – ладно, пусть остается на трассе, посмотрим, будут ли какие-то другие последствия, ведь у нас появился шанс заработать очко.

Но температура продолжала расти, и именно тогда мы все-таки решили позвать его в боксы, поскольку не хотели рисковать. Но наши слова, к сожалению, не достигли его машины. Потом выяснилось, что Себастьян на последнем круге практически не пользовался тормозами, ведь ему очень хотелось увидеть клетчатый флаг.

Вопрос: После финиша Себастьян неодобрительно отзывался о Нараине Картикеяне, используя при этом не самые лестные эпитеты. Не смог сдержать эмоции?
Кристиан Хорнер: Журналисты сунули Себастьяну микрофон сразу после того, как он лишился возможности финишировать 4-м, и, разумеется, он был раздражен. Вот он и дал волю эмоциям. Но такое иногда бывает. Полагаю, любой гонщик на его месте был бы вне себя.

Разумеется, стюарды сочли, что Нараин был неправ, и приняли соответствующие меры. Но не думаю, что кто-то может винить Себастьяна в том, что в той ситуации он был несколько рассержен.

Вопрос: Вы после этого с ним общались? Что он сказал вам, и что вы ему сказали?
Кристиан Хорнер: Во вторник Себастьян был на базе команды в Милтон-Кинсе и работал на симуляторе. А успокоился он уже через полчаса после финиша гонки.

Конечно, Феттель был расстроен, ведь он отлично ехал, настигал Льюиса, безусловно, хотел добиться позитивного результата и заработать немало очков. К сожалению, складывалось впечатление, что Нараин был поглощен собственной гонкой с одной из машин Marussia. Произошедший контакт, увы, привел к мгновенному проколу шины, вентиль на которой был поврежден…

Вопрос: Расскажите последние новости о DRS-воздуховоде Mercedes. Вы по-прежнему пытаетесь добиться его запрета?
Кристиан Хорнер: Дискуссий на эту тему было очень много, и поверьте, она беспокоит не только Red Bull – думаю, половина паддока этим озабочена.

Прежде всего, это весьма хитрая система, и мои комплименты команде Mercedes, которой удалось встроить её в свою машину. С нашей точки зрения, они воспользовались одной из серых зон технического регламента, и пока у FIA нет вопросов к этому воздуховоду. Мы лишь хотим добиться ясности до того, как заняться собственными аналогичными разработками, прежде чем начинать тратить деньги.

Вопрос: И как обстоит дело в настоящий момент?
Кристиан Хорнер: Во время гоночного уик-энда в Малайзии мы не раз обсуждали ситуацию с Чарли Уайтингом, техническим делегатом FIA, и он принял к сведению все наши аргументы. По-моему, он решил взять время на раздумье, и, разумеется, мы с уважением воспримем позицию Уайтинга, когда он всё объяснит нам в Китае.

После этого команды окажутся перед выбором. Либо согласиться с FIA и, возможно, заняться поиском собственного решения, которое подошло бы вашей конкретной машине, либо воспользоваться правом подать протест, – в случае, если мы или какие-либо другие команды не согласятся с интерпретацией Чарли.

Вопрос: Т.е. вы ждете, что скажет Чарли Уайтинг?
Кристиан Хорнер: Да, мы попросили, чтобы FIA объяснила свою позицию: останется ли DRS-воздуховод в списке легальных устройств в будущем. Посмотрим, что ответит федерация.

Вопрос: Но, возможно, ведя эту дискуссию, вы просто теряете время, когда уже надо бы самим заняться подобными разработками?
Кристиан Хорнер: Как всегда, в случае с такими устройствами все зависит от того, как они взаимодействуют с остальными системами машины. Не сомневаюсь, конструкторы всех топ-команд изучают работу этого воздуховода и просчитывают, как его можно интегрировать в машину.

Но прежде чем мы займемся разработкой конкретных деталей и начнем тратить деньги, очень важно знать, что эта система останется легальной до конца сезона. Очень часто в ходе дальнейших технических экспертиз выясняется, что такие системы не соответствуют регламенту

Вопрос: Вообще-то, реального преимущества в гонках Mercedes не добилась. Вероятно, вы не можете опротестовать какой-то результат, и ничего не выиграете, если эту команду накажут. Тогда придется довести дело до Апелляционного суда, чтобы к нему могли подключиться адвокаты?
Кристиан Хорнер: Если мы решим пойти по этому пути, то это долгий процесс. Да, вы подаете протест против решения стюардов, участвовавших в дискуссии, после чего принимается некое решение, и у каждой из сторон есть право подать апелляцию. Но, надеюсь, до этого дело не дойдет.

Хотя идея действительно толковая. Как я уже говорил, Mercedes стоит поздравить. Полагаем, что-то подобное использовалось еще в прошлом году, хотя прежние системы были менее эффективными. Думаю, до того, как заняться аналогичными разработками, мы просто хотим убедиться, что DRS-воздуховод останется легальным до конца сезона, ведь многие другие устройства в итоге были запрещены, например, двойные диффузоры или аэродинамические воздуховоды.

Если FIA это подтвердит, тогда, видимо, мы пойдем своим путем, если сочтем, что подобная система позволит поднять скорость машины.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

  • Реклама