Джейми Скиннер о работе механика Lotus F1

26/04/2012, четверг, пресс-служба Lotus F1

Во время гонок Джейми Скиннер играет в Lotus F1 одну из ключевых ролей: от него зависит, как пройдет пит-стоп, когда машина Кими Райкконена или Романа Грожана сворачивает в боксы за очередным комплектом резины… 

Вопрос: Джейми, как вы попали в эту команду?
Джейми Скиннер: Думаю, все началось еще в колледже, где я 4 года изучал гоночное инженерное дело. Получил работу в Формуле BMW во время сезона 2006-го года, затем перешел в команду Carlin Motorsport; в 2007-2009-м это была Формула 3, в 2010-м – уже GP2. А в Энстоун меня пригласили в 2011-м, когда команда называлась Lotus Renault GP.

Вопрос: В чем заключается ваша роль во время гоночного уик-энда?
Джейми Скиннер: Официально я механик на машине Кими и должен помогать работать как с передними колесами, так и с задними, а также выполнять другие важные задания в гараже. Кроме того, во время пит-стопов я работаю с гайковертом у переднего правого колеса.

Вопрос: Помните ваш самый первый пит-стоп? Прессинг чувствовался?
Джейми Скиннер: Мой первый пит-стоп прошел на Гран При Монако 2011-го года. До этого я участвовал в тренировках пит-стопов, но потом освободилось место механика. Помню, коллеги подошли ко мне со словами: «Джейми, ты готов, пора!» Прессинг был серьезный, но все прошло гладко.

Вопрос: Много ли приходится тренироваться во время гоночного уик-энда? Удается ли за три дня добиться заметного прогресса?
Джейми Скиннер: Каждое утро мы минут 15-20 уделяем отработке пит-стопов, успевая провести их 20-30 раз. Мы не всегда прибавляем в скорости, но с каждым разом работаем все стабильнее, что не менее важно.

Вопрос: А вы ведете замеры времени, которое уходит на замены каждого колеса в отдельности? Если ведете, то каков ваш личный рекорд?
Джейми Скиннер: Мы можем замерять время, которое уходит на замену каждого из колес: мой личный рекорд во время гонки – 2,3 секунды. Но тренировки сильно отличаются от гонок: на тренировках ты можешь все делать намного быстрее. Мой рекорд во время отработки пит-стопов – 1,7 секунды.

Вопрос: Среди механиков идет свое соревнование?
Джейми Скиннер: (смеется) Конечно! У нас есть игра на выбывание: тот, кто быстрее всех справляется со своим колесом, пропускает следующий пит-стоп. Потом соревнуются трое оставшихся механиков. Потом только двое, и в итоге остается один. И когда он в одиночку меняет колеса, а остальные смотрят – это довольно забавно!

Вопрос: Что вы чувствуете, когда прямо на вас со скоростью 100 км/час несется машина Формулы 1? Есть опасения, что машина может вас сбить?
Джейми Скиннер: Начнем с того, что происходит огромный выброс адреналина, голова практически отключается, и ты действуешь на одних инстинктах. И еще до того, как успеваешь что-то сообразить, машина уже срывается с места!

Я работаю у переднего колеса, так что вероятность того, что машина меня собьет, минимальна. Вот те парни, которые работают с задними колесами, они рискуют больше.

Вопрос: Правда ли, что первый пит-стоп гонки обычно проходит чуть медленнее, чем остальные? Это что-то вроде разминки?
Джейми Скиннер: Я бы не назвал это разминкой, но обычно так и бывает. Как правило, к первому пит-стопу ты подходишь чуть более спокойно, поскольку надо приноровиться, точно понять, где именно будет останавливаться машина. Хотя гонщики работают на удивление точно, тем не менее, они могут останавливаться немного ближе, немного дальше, располагать машину чуть левее или правее.

Но после первого пит-стопа они, как правило, останавливаются у тех же самых меток, так что потом дело идет проще.

Вопрос: А не тяжело выдерживать жар, который исходит от машины, когда она останавливается совсем близко?
Джейми Скиннер: Действительно, в этот момент очень жарко, плюс надо быть осторожнее с карбоновой пылью от тормозов. Поэтому мы носим шлемы с забралом, комбинезоны и перчатки, чтобы уберечься от травм.

Вопрос: Есть ли какие-то хитрости, которые помогают справиться с делом быстрее?
Джейми Скиннер: Кое-какие есть. Например, на патроне гайковерта есть специальные риски, и ты можешь видеть, что колесо закреплено правильно. Но при этом очень многое зависит от ощущений: у тебя вырабатывается чувство, которое подсказывает, что колесо установлено нормально. Также ты должен следить за движениями машины и соответственно располагать гайковерт, ведь она может промахнуться мимо меток, и это застанет тебя врасплох. Есть еще несколько хитростей, но лучше я о них умолчу!

Вопрос: В ходе гоночного уик-энда рабочий день длится очень долго: что помогает поддерживать тонус во время ночных смен?
Джейми Скиннер: Да, работать приходится подолгу. Все начинается в четверг, и после этого мы обычно находимся в гараже по 20 часов в день до конца уик-энда. Но у нас отличный коллектив, плюс ты видишь реальные результаты своего труда, видишь прогресс, и все это мотивирует. Когда машина собрана, и ты видишь, как она выезжает из гаража на трассу – это приносит особое удовлетворение. Разумеется, приятно, когда команда показывает хорошие результаты: это придает дополнительный, еще более мощный импульс. Ты вдруг перестаешь замечать усталость!

Вопрос: А чем вы занимаетесь на базе в Энстоуне?
Джейми Скиннер: Если честно, гоночная бригада проводит на базе мало времени. Мы приезжаем на каждые тесты и на каждую гонку, так что в ходе сезона в основном путешествуем по разным странам. Но когда все-таки находимся в Энстоуне, то, в основном, занимаемся переборкой машин и готовим детали для следующей гонки.

Вопрос: Самые приятные и неприятные стороны вашей работы?
Джейми Скиннер: Пит-стопы – это для меня главное, чем я занимаюсь во время гоночных уик-эндов. Безусловно, это и есть лучшие моменты, ведь именно во время пит-стопов ты можешь влиять на исход гонки. А самое худшее – пожалуй, работа по ночам, но поверьте, это того стоит!

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

  • Реклама